podrabinek (podrabinek) wrote,
podrabinek
podrabinek

Защита Pussy Riot продолжается


В деле Pussy Riot новый поворот. Те недальновидные кремлевские мудрецы, которые думали, что с вынесением приговора в этом деле будет пославлена точка, элементарно просчитались. Это и не удивительно: дорвавшиеся до власти лубянские специалисты по затыканию ртов и связыванию рук искренне полагают, что тюрьма – это последний аргумент в споре диктата со свободомыслием. Между тем, защита девушек из Pussy Riot доросла до международных масштабов и совершенно не зависит от того, что кто-то в Кремле высокопоставленно нахмурит брови.

Инициаторы процесса рассчитывали, что за людей, посягнувших на церковную территорию, никто не вступится из уважения к свободе вероисповедания, а посему можно употребить власть по полной программе. Однако широкая защита осужденных основана не на солидарности с их акцией в Храме Христа Спасителя, а на негодовании в связи с вопиюще несправедливым приговором. Репрессивная логика подсказывает, что приговор – это частность и закономерное последствие правонарушения, так что не о чем и спорить. Общественное мнение полагает, что неадекватный приговор – это самостоятельная несправедливость, требующая общественного вмешательства. Поэтому в защите Pussy Riot принимают участие люди самых различных идеологических взглядов, конфессиональной принадлежности и религиозных убеждений.

Помимо общественной защиты, иногда даже с политическим уклонам (о чем Владимиру Путину недавно дали понять в Германии), продолжается и защита юридического характера. 19 ноября стало известно, что три защитника Марии Алехиной и Надежды Толоконниковой вышли из дела, освободив свои места для новых адвокатов. Марк Фейгин, Николай Полозов и Виолетта Волкова согласовали свое решение с подзащитными и обосновали его очевидными причинами – их дальнейшее участие в деле может ухудшить положение осужденных.

Возможно, это так и есть. Политический контекст прошедшего судебного процесса был настолько очевиден, а позиции адвокатов были настолько близки к позициям подсудимых, что впору было говорить о шести подсудимых, а не о трех. Скамья подсудимых фактически слилась с местами для адвокатов, превратившись в одну общую трибуну для обличения правоохранительного произвола и церковно-государственного мракобесия. Адвокаты Фейгин, Полозов и Волкова настолько солидаризовались с подсудимыми, что государственная власть фактически перестала различать в них разных участников процесса, и суд выносил приговор подсудимым с учетом поведения защиты.

Да, лубянские спецы любят, когда адвокаты демонстративно нейтральны и юридически отстраненны, когда они соглашаются с виновностью подсудимых и просят для них снисхождения. И страшно не любят они, когда адвокаты защищают от души, а не просто по оформленному ордеру. Это было очень хорошо видно в советские времена на политических процессах, когда горстка отчаянно смелых адвокатов позволяла себе требовать в судах соблюдения законности, без скидок на идеологические противоречия. Тогда о публичной солидарности адвоката с подсудимым нечего было и мечтать. Сегодня – можно. Пока еще можно.

Однако реальность печальнее мечтаний. Тот прессинг, который предназначен адвокатам, не идет ни в какое сравнение с тем, что уготовано осужденным. Приговор они получают общий, а наказание несут только подсудимые. Поэтому решение адвокатов выйти из дела можно понять. Правда, неизвестно, уменьшит это давление на Алехину и Толоконникову или наоборот увеличит. Часто случается, что уступки провоцируют еще большее давление. В любом случае, выбор – за заключенными.

В Суде по правам человека в Страсбурге интересы всех трех осужденных будет представлять адвокат Ирина Хрунова, уже выступавшая в суде второй инстанции в качестве защитника Екатерины Самуцевич. Тогда отстраненно юридическая позиция адвоката совпала со смягчением приговора Самуцевич. А может быть, и способствовала этому.

Возможно, осужденным нужен сейчас не только адвокат, обжалующий приговор в надзорных инстанциях и в Страсбурге, но и такой, который знает пенитенциарную систему и понимает тюремную жизнь. Тогда удастся избежать новых просчетов, вроде тех, которые допустили адвокаты, рекомендовавшие своим подзащитным добиваться зачисления в хозобслугу следственного изолятора.

Ситуация с профессиональной защитой подсудимых в деле Pussy Riot вызвала много споров. Одни считали правильным для адвокатов сохранять дистанцию с подсудимыми и оперировать в суде только нормами закона; другие настаивали на правильности полной, а не только юридической поддержки подсудимых. Правда состоит в том, что правильное решение на этот счет могут принять только сами подсудимые или уже осужденные. Что они решат, то и правильно. Долг остающихся на воле помогать им всем, чем возможно, а тем, кто имеет опыт тюремной жизни, делиться этим опытом с теми, у кого его нет.

Так, общими усилиями неравнодушных людей можно будет отстоять справедливость, которая в нашей стране опять становится дефицитной.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments